Практика Верховного Суда

В сети появилась информация о том, что Верховный Суд решил, что «поверхностный осмотр отличается от обыска лица, который не может проводиться при отсутствии соответствующего протокола». Такое заключение содержится в Постановлении Верховного Суда от 08 февраля 2018 года по делу 754/5978/16-к.

Детально изучив этот документ, мы выявили существенную проблему, которая возникает при правоприменительной практике данного вывода Верховного Суда.

ВС в своем решении делает вывод о незаконных действиях работников полиции в определенной ситуации. В данном случае решение касается факта, когда сотрудники полиции остановили человека, показавшегося им подозрительным, попросили его пройти в комнату полиции для установления личности и получили от него согласие на поверхностный осмотр. В ходе осмотра во внутреннем кармане куртки обнаружили бумажный сверток с веществом растительного происхождения. После этого вызвали следственно-оперативную группу, которая провела осмотр места происшествия, изъяла сверток с веществом и составила соответствующий протокол. Позже экспертиза показала, что вещество оказалось наркотиком.

Верховный Суд пришел к выводу, что правоохранители вышли за пределы поверхностной проверки лица, регламентированной статьей 34 Закона Украины «О Национальной полиции», которая не включает в себя возможность проверки внутренних карманом одежды проверяемого, что в последствии приводит к признанию данного следственного действия, как проведенного с нарушениями Закона, и влечет его непризнание как доказательства, на основании требований части 3 статьи 62 и решения Конституционного Суда Украины от 20.10.2011 №12-рп/2011.

Вместе с тем, при вынесении данного Постановления Верховный Суд делает указание на то, что поскольку лицо было приглашено правоохранителями в комнату полиции, где и была проведена поверхностная проверка, он является лицом, которое фактически «задержано уполномоченным служебным лицом» – статья 209 УПК Украины. А поскольку он уже является задержанным лицом, в отношении него правоохранители обязаны были составить соответствующий протокол в порядке статьи 208 УПК Украины, который в материалах дела отсутствует.

Однозначно, данный вывод ВС на руку стороне защиты и, безусловно, будет пользоваться большим «спросом» при защите клиентов от уголовного преследования. Но у данного правового вывода есть и другая сторона медали. Она вскрывает несовершенство действующего УПК Украины в части задержания лица с точки зрения практического применения в борьбе с преступностью и защите общества от негативных, преступных проявлений.

В соответствии с частью 1 ст. 208 УПК Украины (Задержание уполномоченным служебным лицом) уполномоченное служебное лицо имеет право без определения следственного судьи, суда задержать лицо, подозреваемое в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы, только в случаях:
1) если это лицо застали во время совершения преступления или покушения на его совершение;
2) если непосредственно после совершения преступления очевидец, в том числе потерпевший, или совокупность очевидных признаков на теле, одежде или месте происшествия указывают на то, что именно это лицо только что совершило преступление;
3) если есть обоснованные основания полагать, что возможно бегство с целью уклонения от уголовной ответственности лица, подозреваемого в совершении тяжкого или особо тяжкого коррупционного преступления, отнесенного законом к подследственности Национального антикоррупционного бюро Украины.

Получается, что во всех подобных случаях, когда людей проверяют на наличие при них запрещенных предметов – наркотиков, оружия, боеприпасов и т.д. – правоохранители не могут без составления протокола задержания удерживать проверяемого до тех пор, пока не приедет следственно-оперативная группа, которая сможет зафиксировать результаты проверки.

А как усматривается из части 1 статьи 208 УПК Украины, правовые основания для такого задержания лица в данной ситуации отсутствуют, так как не подпадают ни под один из пунктов указанной части статьи. Кроме того, на данном этапе еще не известно:
— является ли обнаруженный или добровольно предоставленный предмет тем самым наркотиком либо оружием, что устанавливается экспертизой;
— будет ли квалифицированно уголовное правонарушение по такой статье, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы;
— и будет ли оно вообще квалифицировано именно как уголовное правонарушение;
— отсутствуют данные о личности проверяемого лица, а также иные обстоятельства и факты, которые непосредственно учитываются при решении вопроса о задержании лица и составлении соответствующего протокола.

Очевидно, что выводы постановления Верховного Суда являются обязательными для всех правоохранителей, которые занимаются подобными вопросами и руководствуются указанным законодательством. Фактически правоохранителей лишили возможности действовать правомерно при фиксации фактов в борьбе с незаконным оборотом наркотиков и оружия.

Упомянутые правовые нормы действуют с 2012 года и на их правильном применении уже давно настаивали представители адвокатского сообщества. Верховный Суд, наконец, поддержал их позицию. Теперь мяч на стороне государства, в лице органов законодательной инициативы и непосредственно Верховной Рады. Депутаты обязаны сделать выбор в сторону законодательного урегулирования вышеуказанных норм Закона. В противном случае, либо правоохранители будут продолжать неправомерные действия при фиксации подобных фактов, либо будут вынуждены отказаться от борьбы с указанными видами преступлений, чтобы самим не нарушать законодательство.

Прочитать