Источник

«Переход опытных юристов из числа судей и прокуроров в адвокатуру качественно усилил практику», — считает управляющий партнер АО «Могильницкий и Партнеры» Максим Могильницкий

Судебная реформа в нашем государстве проводится на протяжении нескольких лет. Свою оценку преобразований в судебной системе и изменений уголовного процессуального законодательства дал управляющий партнер АО «Могильницкий и Партнеры» Максим Могильницкий. Адвокат рассказал, какие меры, на его взгляд, должны быть приняты в первую очередь, чтобы судебная система заработала эффективно, а процессуальный закон перестал быть препятствием для достижения целей уголовного производства.

— Какие факторы влияют на деятельность украинского адвоката и какое место в современном обществе он занимает?

— В первую очередь влияние оказывают вызовы, связанные с трансформацией общественных и правовых отношений в государстве. Еще тридцать лет назад при возникновении той или иной ситуации гражданин мог апеллировать к партийной коммунистической ячейке. Именно ее многие считали защитником собственных прав.

Двумя десятилетиями позже эта роль досталась участковому и прокурору. Не берусь утверждать, что сегодня это знамя приняли адвокаты, но тенденция, как говорится, налицо. Люди постепенно осознают, что рассчитывать могут лишь на себя. Ни суд, ни прокурор их проблему не решат. Отсюда и желание грамотно действовать в правоотношениях с другими.

К сожалению, наблюдается и куда менее позитивная тенденция. В стремлении добиться своего украинцы все чаще обращаются не к силе адвокатского слова, а к силе оружия. Мне же хочется, чтобы арбитром для «униженных и оскорбленных» выступал исключительно суд. Банально? Пусть. Правильное всегда банально.

Здесь, правда, организована самая настоящая полоса препятствий. В настоящее время правосудие рядовому гражданину во многих случаях почти недоступно. Причин тому великое множество. Это и колоссальная загруженность судей, и безумный кадровый голод системы правосудия.

В результате проведенных реформ и люстраций опытные профессионалы-юристы из числа судей и прокуроров приняли решение заниматься адвокатской деятельностью. Это значительно усилило адвокатуру как с точки зрения профессионализма юристов, так и с точки зрения креативности подхода к защите. Глубоко понимая «кухню» проведения досудебного расследования и судебного рассмотрения, адвокаты применяют эти знания для того, чтобы в полной мере использовать предоставленный законодателем инструментарий при осуществлении защиты. Сегодня представителями белой кости в украинской юриспруденции являются именно адвокаты.

— Какие проблемные вопросы требуют урегулирования на законодательном уровне?

— Главной проблемой нашего законодательства считаю несогласованность норм. Возьмем, например, Уголовный процессуальный кодекс (УПК) Украины. С 2012 года в него вносились изменения 75 раз. Каждый раз изменения были точечными и направленными на решение конкретной задачи, вызванной сиюминутной необходимостью. При этом новые нормы не согласуются с уже действующими, нередко противоречат друг другу. Хорошим примером в данном случае могут быть изменения, направленные на то, чтобы наделить статусом подозреваемого лиц, местонахождение которых неизвестно. В то же время другие нормы УПК Украины по-прежнему требуют вручения уведомления о подозрении под роспись или предоставления доказательств ознакомления лица.

Или другой пример. Сегодня имеем сразу две параллельные редакции отдельных положений УПК Украины, действующие в отношении лиц в зависимости от даты внесения сведений ведомостей о преступлении в Единый реестр досудебных расследований.

Подозреваемые по так называемым старым делам не имеют, например, права обжаловать уведомление о подозрении. Ряд конституционных жалоб по этому вопросу уже направлен в Конституционный Суд Украины (КСУ). Две из них подготовлены адвокатами нашего объединения.

А насчет положений Конституции Украины о монополии адвокатуры? Они вроде есть, но исполнять их никто не торопится. Лишь в отдельных ситуациях от представителей госорганов требуют, чтобы их законные интересы в суде представляли адвокаты.

Или еще один пример. КСУ признает положения какого-либо закона неконституционными, а через некоторое время парламент принимает почти такой же закон.

В конце каждого года КСУ традиционно признавал неконституционными положения очередного закона о госбюджете в части ограничения выплаты пенсий отдельным категориям граждан. А Верховная Рада Украины тут же принимала подобный закон на следующий год.

Существует только одно решение проблемы. Работать над законодательной техникой, добиваться, чтобы каждая норма гармонично вписывалась в существующее законодательство. Не допускать принятия неконституционных норм, учитывать позиции Конституционного Суда Украины при принятии новых законов. А что же можем сделать мы, адвокаты? Прежде всего обсуждать проблемы законодательства в публичной плоскости. Формировать практику правоприменения проблемных норм, чтобы хоть как-то преодолеть коллизию. Добиваться признания неконституционными норм, которые противоречат Основному Закону. Обращаться в профильные парламентские комитеты с предложениями, касающимися изменения законодательства. Команда нашего объединения такую работу проводит регулярно.

В целом же нет предела совершенству, и изменять законодательство можно бесконечно. Но при этом главное — его исполнение. Зачастую самый идеальный закон не решает проблемы по той причине, что он элементарно не исполняется.

— А можно ли считать эффективными судебные реформы, проведенные в нашей стране?

— Чтобы с уверенностью говорить об эффективности реформ, нужно хотя бы одну довести до логического завершения.

Какую реформу можно считать эффективной? Если в суды после нее не поступают тысячи исков по одним и тем же вопросам, то реформа уже неплохая. Если чиновники научатся корректировать свое поведение в соответствии с решением суда, то еще лучше.

Доверие к судам в обществе крайне низкое. В первую очередь из-за низкого качества решений. И дело не только в непрофессионализме. Причина в колоссальной загрузке. Ходатайства стороны защиты на стадии досудебного расследования годами рассматриваются судом. Заседания назначают с интервалом в полгода.

Функцию судебного контроля следственные судьи не всегда успевают выполнять, некоторые автоматически продлевают меры пресечения, налагаются аресты, санкционируются выемки и обыски. Достаточно посмотреть на количество обысков, санкционированных за последние три года, и многое прояснится.

Существует катастрофический дефицит кадров. В декабре 2014 года, к моменту начала работы нового состава Высшей квалификационной комиссии судей Украины, в Украине насчитывалось девять тысяч судей. Сейчас у нас чуть более пяти тысяч работающих судей. По состоянию на октябрь 2019 года, в 15 украинских судах вообще не было судей с полномочиями. А в октябре 2018 года таких насчитывалось 22. Сегодня государству необходимо срочно заполнить две тысячи вакантных судейских мест.

Поэтому самое лучшее решение — довести до конца уже начатую реформу и наполнить суды профессиональными судьями с полномочиями.

— Как вы оцениваете предстоящую перезагрузку Верховного Суда (ВС) с сокращением количества судей?

— Начать хотелось бы с тех 77 тысяч дел, которые «новый» Верховный Суд унаследовал от «старого». Не считая поступающих ежедневно. А за период с конца 2017-го по 1 сентября 2019 года рассмотрено всего 155 тысяч дел. Осталось еще 63 тысячи. Серьезная нагрузка, правда?

Сокращение штата судей Верховного Суда в два раза неминуемо приведет к еще большему затягиванию рассмотрения.

— Какое влияние на практику адвокатов окажет установление процессуальных фильтров передачи дел в ВС? Насколько адекватны предложенные фильтры?

— Главный недостаток установленных фильтров в том, что Верховный Суд еще не до конца выработал правила игры и не всегда в полной мере устраняет практику разных правовых позиций по одному и тому же вопросу.

Думаю, что адвокаты найдут выход, а вот для простого обывателя написать самостоятельно кассационную жалобу стало теперь задачей трудновыполнимой.

Беседовал Александр БИЛЬДИН, «Юридическая практика»

Не без гордости сообщаем, что Адвокатское объединение «Могильницкий и партнеры» оказалось в списке ведущих юридических фирм Украины по версии издания Юридическая практика. Отдельно мы были отмечены в категории фирм, способных похвастаться самым большим юридическим штатом.

И пусть оценка клиентов представляет для нас куда большую ценность, но в самом престижном рейтинге страны оказаться тоже весьма приятно. Растем над собой и останавливаться не планируем.

Максим Могильницкий: «Если речь идет об уголовном преследовании представителей власти, любые следственные действия в интересах потерпевших приходится инициировать самостоятельно»

Хотя команда АО «Могильницкий и партнеры» оказывает правовую помощь в различных практиках, особый резонанс получили дела, в которых юристы компании осуществляли уголовную защиту в политически мотивированных делах. О нестандартных способах защиты прав клиентов в уголовном процессе мы поговорили с Максимом Могильницким, управляющим партнером АО «Могильницкий и Партнеры».

Источник

С принятием Инструкции по делопроизводству Суда адвокаты получили возможность не только просматривать материалы производства, но и фотографировать или делать копии.

Об этом рассказали во время практического курса «Использование института конституционной жалобы в уголовном процессе», организованного Высшей школой адвокатуры Национальной ассоциации адвокатов Украины, сообщил корреспондент «Закон и Бизнес».

Источник

Сегодня, 10 июля, Высшая школа адвокатуры НААУ проведет для юристов семинар «Использование института конституционной жалобы в уголовном производстве».

Как сообщили «ЗиБ» в ВША, семинар состоится в 17:00 по адресу: г. Киев, ул. Борисоглебская, 3, 2-й этаж.

Во время мероприятия будут рассмотрены следующие вопросы:

— институт конституционной жалобы как новое средство защиты прав и законных интересов лица;

Никогда такого не было, и вот опять. И фраза эта столь же заезжена, как притеснение, которым Украинская православная церковь подвергается с легкой руки власти. Обещали не отнимать храмы, но попытки назначения «правильных» собственников уже имеют место.

Так, например, в центре всеобщего внимания оказалась ныне Почаевская Свято-Успенская Лавра. Решения, принятые властью на минувшей неделе, свидетельствуют о том, что сооружения все же планируют отобрать и активно готовятся к этому.

Устраивайтесь поудобнее, дамы и господа! Расскажу о том, чем иные судьи темными украинскими ночами занимаются. Ух, «с перцем» будет история!

Угар беззакония – явление, давно ставшее привычным. Но так, чтобы судья Новак с подачи СБУ да в три часа ночи и без участия адвокатов…ай-ай-ай. Прямо частная вечеринка в здании суда. Впрочем, давайте обо всем по порядку.

Богатой на события выдалась минувшая неделя для одного из наших клиентов. Речь идет о российском адвокате Владимире Филимонове. Напомню, что волею судеб и стараниями наших безопасников очутился в одном деле с Георгием Левчуком и Тимофеем Нагорным.

Друзья мои! Пока наши мудрые гетманы еще не успели ввести тотальную цензуру, спешу поделиться с вами соображениями на предмет уже вполне осязаемого военного положения. Спешите, как говорится, чтобы успеть.

Итак, нас пытаются убедить в том, что конституционные права граждан, в том случае, если парламент одобрит решение о введении военного положения, ограничиваться не будут. Убеждают вяло, без огонька и абсолютно напрасно. Потому, что это наглая ложь.

В сентябре года минувшего, Общественная организация «Трансперенси Интернешнл Украина» подала в окружной административный суд Киева иск о рассекречивании приговора Краматорского городского суда. Того самого приговора, по которому, под крики о «деньгах Януковича», была проведена спецконфискация полутора миллиардов инвесторских долларов.

И двух месяцев не прошло со дня подачи, а Конституционный суд уже открыл производство по конституционной жалобе Натальи Поклонской. Речь, напомню, о признании четвертого пункта § 2 раздела 4 Закона Украины № 2147-VIII неконституционным. Поскольку таковой существенно ограничивает круг подозреваемых, которым дозволено обжаловать сообщения о подозрении. Если уголовное производство в отношении гражданина зарегистрировано уже после шестнадцатого марта 2018-го года, тогда пожалуйста. Прочие же такого права лишены.

А в Киеве, тем временем, демонтировали и перенесли мемориал гражданам, причастным к Евромайдану. Инициировал сие не кто-нибудь, а Генеральная прокуратура Украины. Спохватились пять лет спустя и решили провести следственные действия в рамках расследования убийств протестующих. Что, разумеется, никак с приближением выборов не связано. Просто руки дошли наконец.

Очередная рабочая неделя Адвокатское объединение «Могильницкий и партнеры» начинается с добрых вестей.

Так, Совет Евросоюза вынужден был выплатить 11,6 тысяч евро компенсации расходов на правовую помощь, предоставленную Сергею Арбузову в Европейском суде справедливости, что в Люксембурге.