Тотальная цензура

Друзья мои! Пока наши мудрые гетманы еще не успели ввести тотальную цензуру, спешу поделиться с вами соображениями на предмет уже вполне осязаемого военного положения. Спешите, как говорится, чтобы успеть.

Итак, нас пытаются убедить в том, что конституционные права граждан, в том случае, если парламент одобрит решение о введении военного положения, ограничиваться не будут. Убеждают вяло, без огонька и абсолютно напрасно. Потому, что это наглая ложь.

В соответствии с девятнадцатой статьей Закона Украины «О правовом режиме военного положения» проведение любых выборов и референдумов, а также забастовок, массовых собраний и всевозможных акций запрещается при введении оного.

Ничего боле, в принципе, можно и не ограничивать. Все то, что вызывает дрожь в коленях представителей власти, уже, оказывается, под запретом. И Конституции Украины, что особенно важно, такой порядок вещей формально не противоречит. В статье 64, напомню, сказано, что отдельные ограничения прав и свобод в условиях военного или чрезвычайного положения могут устанавливаться с указанием срока действия.

А вот права и свободы, предусмотренные статьями 24, 25, 27, 28, 29, 40, 47, 51, 52, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62 и 63 нашей Конституции, ограничиваться не могут. Речь идет о праве на жизнь, запрете дискриминации по любым признакам, а также других фундаментальных правах, которые не могут ограничиваться в принципе.

Что же до выборов, референдумов и прочих «демократических излишеств», то общие положения прописаны в статьях 69 – 74 Конституции, а право на мирные собрания предусмотрено статьей 39. То есть эти права в ходе военного положения Конституция ограничивать не запрещает. А закон – прямо предписывает.

С запретом цензуры и свободой слова всё несколько сложнее. О них говорится в статьях 15 и 34 Конституции Украины. Свобода слова в силу закона не ограничивается, а цензура не вводится. Тем не менее, все эти «прелести» могут быть проделаны при введении режима военного положения или по ходу пьесы.

Только с чего бы военное положение вводили именно теперь, да еще под таким странным предлогом? Вооруженный конфликт на Донбассе тянется уже пятый год и не прекращался, насколько я помню, ни на день. А Закон № 2268-VIII, которым Российская Федерация признана страной-агрессором, вступил в силу еще 24-го февраля нынешнего года. И все это даже к предметному обсуждению вопроса о введении военного положения почему-то не приводило. Не говоря уж о самом введении.

Чем это аргументировали? Ах, да! Кредиты от МВФ сорваться могут. А кредитов-то хотелось. Перехотелось ли? Сомнительно. Просто ветер перемен дует все сильнее.

Выборы уже на носу, а рейтинги многих уважаемых политсил жмутся к плинтусу и подниматься отказываются. Власть, по мнению ряда политологов, должна смениться. То есть кредитов хоть так, а хоть и эдак не видать. Досадно им небось.

Так, я напомню всем «раздосадованным» положения 22-й статьи Закона Украины «О правовом режиме военного положения». Можно конспектировать, но вернее будет заучить наизусть. Цитирую: «Любые попытки использовать введение военного положения для захвата власти влекут за собой ответственность согласно закону».

Через пару часов, говорят, какое-то голосование в Раде намечается. Настоятельно рекомендую всем народным избранникам, а также другим лицам, причастным к введению в Украине военного положения, внимательно прочитать и крепко запомнить положения 22-й статьи. Чтобы потом, когда освободится масса времени для изучения законодательства, не было мучительно больно и обжигающе стыдно.

Прочитать